iraizkaira: (вдм)
[personal profile] iraizkaira

Когда Иван Алексеич ушёл от жены, он всю первую неделю пребывал в какой-то эйфории, не соображая даже, чем занимается в данную минуту. Он парил над жизнью лёгким облачком, так его распирало от внезапного ощущения счастья и свободы. То и дело вспоминал: всё! Больше этого никогда не будет, никогда!

Но прошла неделя, и на него навалились какие-то дурацкие хлопоты. Деньги, конечно. Их надо было где-то доставать. А где? Всю неделю он ходил по ресторанам, искоса поглядывая на красивых девушек, но по-прежнему боясь подойти близко. К сожалению, в ресторанах деньги тратились почему-то слишком быстро, надо было, наверное, стряпать самому, а как и из чего? Мяса не было: оказывается, оно ужасно дорогое, мясо. Каша не хотела готовиться, просто не хотела. То подгорит, то недоварится — сплошная мука, в общем. У Катюши как-то само выходило… Ох, зачем он имя вспомнил? Теперь разыщет в момент!

Он испуганно втянул голову в плечи, затаив дыхание. Но жена не появлялась, и Иван Алексеич тихонько выдохнул. Пронесло. Занята, видно, ведьма такая. Лягушачью печень разделывает. Тьфу, противно вспомнить! Чего только ему не приходилось видеть в этой огромной и страшной ведьминской квартире! А какие ужасы пришлось пережить! Это же только дуры-клиентки не понимают, во что ввязываются. Придёт такая идиотка, трясётся вся: Катерина Петровна, матушка, помоги. А Катюша и рада стараться — прямо так и встопорщится от гордости, как же, суперведьма, персона, ничего не скажешь.

А только жить с ней невозможно. Ох, вспоминать больно, чего только он не натерпелся за годы супружества! То вдруг в пожилого негра его превратила, рассердившись, то сделала так, что брюки с него сваливались — на улицу выйти не мог. Раз на три дня даже в хомяка обратила, сиди, говорит, и думай, как исправить поведение. Уж как он просил, на задние лапки приподнимался, передние умильно складывал — нет, непреклонна была Катюша, пока срок назначенный не прошёл, не расколдовала.

Вот так и жил всё время, как под Дамокловым мечом: лишнего не скажи, в сторону не погляди, а то приревнует, вспыхнет, и пиши пропало. Вот и допрыгалась, ушёл муж. А не надо было его свободу ограничивать! Никуда он и не смотрел, та девчонка вообще просто случайно рядом оказалась, и ничего такого не было между ними. А теперь и подавно не будет, вздохнул Иван Алексеич, в муху её обратила Катюша, чтобы чужих мужей неповадно было сманивать, сказала. И его обещала наказать за блуд, как она выразилась. Конечно, он не стал такого терпеть, ушёл. Он мужчина, между прочим! У него своя гордость есть! И своя приличная профессия, он же не прихлебатель какой, он театральный критик. И сам пьесу пишет, кстати сказать. Вот допишет он, тогда и увидите, чего он стоит и на что способен!

У него уже довольно много написано, и прелестно написано, чтоб вы знали. Какой язык, какая тонкость наблюдения, какая символика — не каждому доступно, конечно. И что же, что разрозненные заметочки? В этих заметочках вся соль. А уж пару героев придумать и сюжет закрутить любой дурак сумеет. Не в этом суть творчества. Эх! Перед кем я распинался о творчестве? Серая, никаких духовных интересов, неразвитый ум, как был закоснелым, так и остался. Никогда она его не понимала, не ценила. Хорошо, что сбежал, ой, то есть — ушёл от неё.

Кстати, вдруг испуганно подумал он, а где пьеса-то? Не осталась ли она там, в ведьмином логове? Кинулся к столу, облегчённо вздохнул: нет, все записи на месте.     Иван Алексеич всегда с уважением относился к своему творчеству. Никаких наспех накорябанных записочек он не допускал. Нет, каждая мысль была аккуратно записана на отдельный листочек и пронумерована. Все творческие заготовки, как он их называл, были сложены в специальную папку, натуральной кожи, конечно. Он уселся в кресло, положил папку на столик и приготовился с удовольствием перечитывать. Но что это, а? Что же это? Его бросило в дрожь. Наколдовала всё-таки!

Он ещё раз пристально вгляделся в текст. Нет, ему не показалось. Буквы плясали на бумаге. Его мысль, выпестованная и рождённая в муках, преображалась прямо под его взглядом. Вместо прелестной фразы "Что может быть самым страшным и ужасным для человека? Самым ужасным, самым непереносимым и невозможным, как мне думается, для любого современного и интеллигентного человека с уровнем мышления хотя бы чуть выше среднего, а иных мы и не учитываем, ведь и нет у нас для них никакой системы учёта, тут приходят на ум детские воспоминания и особенности детского восприятия, но воздержусь, потому что такие откровения, конечно, не для всех, так вот, говорю я, самым кошмарным из всех возможных ситуаций, а вы, как и я, конечно, знаете множество таких ситуаций, является — и иначе, поверьте, просто не может быть! — такое его иногда вдруг приходящее состояние, когда он совершенно внезапно и абсолютно неожиданно для самого себя перестаёт быть себе хозяином, то есть перестаёт сам повелевать своими же поступками и эмоциями" вдруг ярко засветились слова: Мишель Монтень. Опыты. Том 2, стр. 16: "Наихудшее состояние человека — это когда он перестаёт сознавать и владеть собой". И мерзкий смайлик, явно нарисованный Катюшиной рукой.

Он взял другую бумажку. "Что такое наша жизнь, если вдумчиво разобраться? Жизнь не только в узком понимании этого явления, то бишь — человеческое бытие, но и жизнь в широком смысле этого слова, жизнь клеток, растений, животных, птиц, рыб — всего, что движется, дышит и живёт, иными словами — существует на нашей планете? Эта жизнь — не что иное, как просто тонко-эфемерная и нежная до боли в сердце пыльца, поднимающаяся прозрачной, колышущейся, красноватой стеной, когда в жару, под палящим и безжалостным солнцем, непреклонно выжигающим всё живое, по безлюдной до того пустыне вдруг куда-то по своей неведомой стороннему наблюдателю надобности проедут пышно разодетые всадники на горячих, может быть, ахалтекинских, а может, и иной какой породы конях, с длинными гривами и нестриженными хвостами, покрытых расшитыми цветастыми, но уже потёртыми от частого употребления чепраками, и опадает и исчезает бесследно и безвозвратно почти сразу после того, как шум копыт и лошадиное ржание затихнет где-то вдали, за невозмутимыми и неизменными жёлтыми песчаными барханами". И эта блестящая фраза исчезла, вместо неё появилось: "Чжуан‑цзы, Внутренний раздел, стр. 2", а рядом: "Пыль, взлетающая из‑под копыт диких коней, – такова жизнь, наполняющая все твари земные", и снова смайлик.

   Иван Алексеич трясущимися руками перелистывал страничку за страничкой — везде одно и то же. Вместо его текстов, продуманных и выстраданных, появлялись ссылки на якобы первоисточники, надо ещё проверить, так ли это, кстати, откуда ей знать Монтеня, серой деревенщине, и дурацкий смайлик. Работа стольких лет была полностью испорчена. Всё пропало, всё.

   Коньяка выпить! — мелькнула было мысль, но он тут же вспомнил, что уже неделю живёт один, коньяк стоит дорого, а Катюша теперь не купит. Он подошёл к шкафчику, накапал себе валерьянки и выпил залпом, морщась от неприятного запаха. Да, явно не Хеннесси. И его любимый горький шоколад от парижского ля мэзон дю шоколя теперь тоже не скоро увидишь. И бифштексы из парной говядины. И симпатичные мужские сумки от Hermes…


   В животе как-то противно засосало. Он вздохнул. По всему видно, придётся возвращаться. Коньяк, конечно, дело наживное, можно, наверное, и с зарплаты театрального критика купить, если устроиться куда-нибудь на работу, но творчество… Творчество! Только из-за творческих своих зарисовок он и вернётся к этой постылой ведьме! Он не может допустить, чтобы многолетний труд пропал даром!

Понурив голову, он пошёл собирать вещи. Возвращаться было боязно: как-то накажет Катюша за побег? Хорошо, если опять в хомяка обратит, а если что пострашнее придумает?

Дверь открыла домработница Светка, грубая, противная бабища, никакого понятия о субординации, ни уважения к хозяину дома.

— Что припоздал-то? — спросила она. — Катерина Петровна сказала, в полвторого придёшь, а уже третий час!

— Автобуса долго ждал, — привычно заюлил Иван Алексеич. — А как сама-то? В настроении?

— Сама-то? А чего ж ей не быть в настроении, вон какого молодца захомутала! — и Светка противно засмеялась.

Опустив голову, Иван Алексеич подошёл к двери кабинета и робко постучал.

— Да ты входи, Ваня, не стесняйся, — раздалось из-за двери ненавистное контральто жены. — Что ты стучишь, как неродной?

Иван Алексеич вздохнул. По опыту он знал, что такая ласковость не к добру, ох, не к добру. Он вошёл в кабинет и испуганно зажмурился. Не знал, больно будет на этот раз или нет. Но как-то ничего не почувствовал, только лёгкое дуновение.

— Ну, видишь, зря боялся, и не больно совсем, — где-то над его головой проговорила Катюша.
Он огляделся. Ничего. Всё бело вокруг. Куда она забросила его, змеища?

— Что сразу змеища-то? — укоряюще произнёс голос Катюши. — Ничего с тобой не будет. Выдержишь месяцок, превращу назад. Оставить бы тебя там насовсем, да ты мне для статуса нужен: кто же доверит незамужней ведьме свои дела сердечные распутывать?

— А что выдержать надо? — хотел было спросить Иван Алексеич, да голос у него пропал, то ли от волнения, то ли от колдовства.

— Да смайликом поработаешь. Кто тебя будет в одну сторону изгибать, кто в другую, кто с двоеточием рисовать, кто без, а кто и вовсе с двумя чёрточками. А ты терпи, Ваня, терпи и изгибайся. В семейной жизни тебе это в дальнейшем очень пригодится. Заодно и фраз наберёшься. Правда, и фразы будут не ахти какие, не Монтени в интернете пишут, да ты и сам не Кьеркегор — правильно ли я произношу? Серая я, откуда мне такие слова знать. Ты, главное, терпи и не жалуйся, Ванюша, заслужил. А не сможешь стойкость в себе воспитать, так и второй месяц смайликом побудешь. Ну, давай, Ваня, работай!

И его вдруг изогнуло. Двоеточие резко закололо в спине.

— Больно, Ванюша? — издевательски пропел голос жены. — А ты терпи, терпи, сердешный. Это интернет, детка!

From:
Anonymous( )Anonymous This account has disabled anonymous posting.
OpenID( )OpenID You can comment on this post while signed in with an account from many other sites, once you have confirmed your email address. Sign in using OpenID.
User
Account name:
Password:
If you don't have an account you can create one now.
Subject:
HTML doesn't work in the subject.

Message:

 
Notice: This account is set to log the IP addresses of everyone who comments.
Links will be displayed as unclickable URLs to help prevent spam.

Profile

iraizkaira: (Default)
iraizkaira

January 2017

S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 23rd, 2017 12:57 pm
Powered by Dreamwidth Studios