iraizkaira: (Default)

Скажите, а вы любите вокзалы?

Я нежно их люблю. Вокзалы, автостанции, аэропорты.

Мне, конечно, повезло. Мне не приходилось ниоткуда убегать в смятении и спешке. Мне не приходилось, как моей тётке, например, эвакуироваться в срочном порядке.

Мои вокзалы связаны только с хорошими воспоминаниями.  С гастролями. С поездками. С приятными встречами. И с проводами, да, но за ними обязательно последуют новые встречи.

И за это хорошее я люблю вокзалы, эту территорию неизвестности.

Я прощаю им лёгкую бытовую неустроенность.

Прощаю им суматоху. Прощаю невнятицу дикторов и сквозняки.

Потому что они – это всегда ворота к чему-то новому, непознанному. К новым впечатлениям. К новым встречам. К новой жизни, в которой, кажется, станешь немного лучше.

Кажется, что там, куда ты так рвёшься сейчас, всё будет новое. Новые люди, новая жизнь. И, наверное, так оно и есть.

Всегда ведь хочется верить, что уедешь в неизвестность, а там – лучшая жизнь. И всё иное. И ты сам станешь иным. Счастливее, интереснее, ярче.

Я люблю суматошные, весёлые, чуть покачивающиеся вокзалы на гастролях.

Я люблю немного тревожные и чуть страшноватые вокзалы при переездах.

Я люблю загадочные и чужие вокзалы в других странах.

И сердце бьётся чаще. И вступая в пространство вокзала, ты делаешь шаг – пусть маленький шажок! – в неведомое.  И даже если просто проходишь мимо, вокзал замечает тебя и посылает тебе зов. И опутывает тебя тонкими нитями мечты. И уже горят подошвы, и уже слегка кружится голова, и в крови закипает и пузырьками поднимается кверху флибустьерская тяга к приключениям.

А что вся наша жизнь, как не удивительное приключение?

iraizkaira: (Default)
Началась, увы, школа. С первых же страниц радует ошибками учебник математики. Встретить бы авторов! И наборщиков тоже. И корректоров.
Read more... )
iraizkaira: (Default)
Уезжаем рано утром с Колей в Коканд.
Read more... )
iraizkaira: (Default)
Каникулы закончились как-то внезапно. И почему они такие малюсенькие? Не успели начаться, уже - бац! - и всё.
Коля грустит. Я - тоже. Снова рано вставать. Снова возмущаться тупостью учебников - да, получили уже, я все проглядела, а как же! Снова дополнительно заниматься и мучить ребёнка.
Есть, правда, и хорошая новость: наша учительница по русскому и литературе остаётся с нами! Шантажом у директора добились.) Хоть один должен быть нормальный педагог?
Ну, зато математичка с её ритуальными дробями тоже, увы, остаётся с нами. Так что очередные интересные открытия нам обеспечены.
Read more... )
iraizkaira: (Достали!)
Да не бывает таких! Знаешь, зачем CERN свой коллайдер построил? Они пытались вывести прямоходящего пешехода! Запускали их в длинную подземную трубу, где свернуть некуда, и наблюдали. Выяснилось, что уже через пять шагов пешеходы куда-то сворачивают, а на выходе одни бозоны! - (с) - домкратов

Read more... )

iraizkaira: (ИраизКаира)
Ну, вы, наверное, знаете, что перед тем, как показать новый спектакль, мы должны были обязательно пройти просмотр. Смотрели нас все, кому не лень: худсовет театра, министерство культуры, главная уборщица театра, горком, обком партии, и, главное, отдел культуры ЦК. Если уж они одобрят, тогда можно выносить на публику.
Разное случалось на этих просмотрах. Не только Фурцева в нашей стране отличалась высокой культурой и эрудицией.
Read more... )
iraizkaira: (Default)
Вот чё хотите говорите, а я решила всё-таки сделать себе причёску "Взрыв на макаронной фабрике"!  
iraizkaira: (Default)

        Долгое время  в доме нет по-настоящему горячей воды – так, тёплая водица. И вдруг – дали! Залезаешь под душ и стоишь, постанывая от восторга, пока горячие, жёсткие, упругие струи смывают с тебя усталость, и не можешь заставить себя выйти из ванной.

А потом, с непросохшими ещё волосами, лежишь на диванчике на балконе, читаешь уютный, читанный-перечитанный детектив, пьёшь горячий кофе – и с сигаретой, конечно, а вокруг – Тишина!

Ни перфоратора за стеной, ни крикливых нянек на детской площадке, ни звонков с работы, ни назойливых соседей – никого.

И домашние спят, а с ними спят и твои обязанности, и спят слова "я должна". И в мире вас только двое – ты и ночь.

И тогда понимаешь, что это такое – счастье.

iraizkaira: (Default)
Пианистка одна из Каира
Никогда не любила кефира,
А любила коньяк
И с лимоном, и так-
Лишь бы только глотнуть эликсира.

Пианистка одна из Каира,
Что звалась иногда просто Ира,
возвратилась домой,
говорит - Боже мой!
Ни зефира здесь нет, ни инжира!

Пианистка одна из Каира,
Возмечтав обратиться в банкира,
Вдруг открыла кафе
И теперь, подшофе,
ждёт налоговой иль рэкетира.
iraizkaira: (Default)
Примечание: синий текст писала не я.)
Запряжённые в чёрные уродливые коляски, по мостовой медленно брели худые трёхголовые лошади, в шорах и с плюмажами. Арвильд шёл за ними, опустив голову, как и они. Похороны? — подумала я.— Непохоже. Я с интересом оглядывалась вокруг. Мостовая — совсем, как на Земле. А вот здания — даже Гауди не приснилось бы такое. Искривлённые в разные стороны, выпирающие боками, они теснили друг друга и как будто пытались вырваться из оков улицы. Вместо окон — бойницы. Это выглядело странно: зачем им бойницы? В кого стрелять? Арвильд по-прежнему не обращал на меня никакого внимания, и я медленно шла по тротуару следом за цепью чёрных колясок. Местное солнце показалось из-за оранжевых туч, окрасив фиолетовое небо в нежно-сиреневый цвет. Восход здесь не такой, как у нас, — машинально отметила я. Не постепенно, а как-то быстро выкатывается солнце, моментально наступает день.Read more... )
iraizkaira: (Default)

            Вот, представьте себе: лётчик. Героической профессии человек. Даже воевал в Афганистане. Красавец-мужчина. Аполлон. Небрежно, свысока смотрит на окружающих. Соседей почти в упор не замечает. И владелец собственной автомашины – а в 1983 году, согласитесь, это баальшой плюс! И красиво очень курит – как-то держит сигарету по-западному, в вытянутых на отлёте пальцах. И женщины вокруг него вьются, красавицы. И, в общем, вокруг него аура такая сильная, что мимо не пройдёшь, оглянешься.

         Ну, правда, он не совсем лётчик. Ну, списали. По болезни. Ну да, болел он иногда, и растягивалась эта болезнь, бывало, на пару-тройку дней. Но в перерывах ни-ни! Так разве всем объяснишь, что это просто болезнь, в медицинских учебниках описанная? Списали, твари низкие.

        Ну, и не совсем он Аполлон. Скорее, Геркулес, подсохший слегка. Так кто там в этих древних греках разбирается? Аполлон, Геркулес, всё равно ведь ясно–западный стандарт.

Тогда ещё Шварценеггера не знали, чтобы западным стандартом считать. По старинке всё равнялись на Мифы и Легенды.

        

Read more... )

 

Боль

Mar. 29th, 2010 12:56 pm
iraizkaira: (Default)
Рояль погибал в пламени.
Пластик на клавишах вздулся волдырями, почернел как жжёный сахар и потёк, унося воспоминания о пальцах.
Лак, расплавившись, плакал берёзовым соком.
Струны, корчась, натягивались и лопались с совсем не музыкальным визгом, вырываясь из своего металлического ложа, которое потеряло благородную форму и съёжилось, как человек, подтягивающий ноги поближе к телу, когда болит живот.
Быстрее всех забыло о прошлом дерево. Генетическая память подсказывала ему обогревать. Тупо горели ножки, как простые дрова в костре или печке.
Молоточки чадили.
Cытыми пиявками отвалились колки.
С треском распался на части пюпитр.
Дольше остальных продержались педали. Они стояли ровненько, — пятки вместе, носки чуть раскинуты в стороны, — как солдаты на параде. Бездельница и лентяйка Средняя и тут хотела положиться на кого-нибудь. Но пока она раздумывала, обратиться ли за помощью к глуховатой Левой — не услышит — или к царственной Правой — что-то ещё ответит, — ножки догорели, и рояль рухнул, подминая педали под себя.
Дека треснула от удара, раскололась, как спелый арбуз, из неё потоком потекла музыка.
Музыка вытекала и застывала багровыми лужицами вокруг.
Тело рояля содрогалось в последних конвульсиях.
Последней вылетела душа рояля. Она покрутилась над безжизненными обломками, поглядела раскосыми удивлёнными стрекозьими глазами — так, значит, я выгляжу со стороны,— и полетела прозрачной птицей воплощаться в новую сущность. Наверное, она заслужила что-нибудь лучшее, чем этот не старый, но совершенно никудышный китайский рояль.
Всё затихло. Огонь постепенно уходил. Ему на смену пришла вода, довершившая разрушение, потом люди, оценивающие убытки.
Но ушли и они.
Настала тишина.
И лишь мысли пианиста всё кружат и кружат у поверженного инструмента.
iraizkaira: (Default)

Есть в Каире места, где до сих пор ещё видно, каким приятным и красивым был Каир раньше, каким его видели Агата Кристи и Джеймс Олдридж. Главные две проблемы теперешнего Каира – перенаселённость и полное нежелание властей заботиться о городе и его населении. Как и во многих нищих странах, сюда съезжается в поисках работы народ со всей страны. 18 млн трудно благоустроить, конечно, но, похоже, никто и не пытается.

Но – забудем обо всём этом. Есть, есть места, где всё же удаётся разглядеть былое очарование этого города.

   Одно из таких мест – сад Орман. Конечно, сюда надо приходить в апреле. В апреле здесь каждый год проходит выставка цветов и работ садовых дизайнеров. У дизайнеров, прямо скажем, фантазии не переизбыток: как правило, они копируют то, что видели в западных журналах. Зато цветы! Что тут надышишься, что тут насмотришься! Какое роскошество форм, красок и видов! Одних только разновидностей пальм столько, что глаза разбегаются. А отделение кактусов! От малюсеньких крошек, которых рука так и тянется погладить и в последний момент только отдёргивается, до громадных монстров в два человеческих роста. А розы! Какое великолепие ароматов! Кажется, что ты попал в райский сад. Ну, и есть мостики, водопадики, китайские уголки — словом, всё, что ребёнку надо, чтобы почувствовать себя счастливым.

    Вчера же и сегодня мы пошли просто погулять. «Пошла курочка гулять, свежей травки пощипать, а за ней цыплята» – вот так и мы пошли на травку. Мы гуляли по парку, взбирались на мостики, обошли все аллеи, посидели на травке и на скамейке, подышали воздухом, поспорили с воронами, которые упорно кричали «Снéга!» Вороны сидели на финиковых пальмах, склёвывали там что-то и зорко следили за происходящим вокруг. Стоило им заметить кусочек хлеба или печенья, как они пикировали на траву, хватали еду и снова взмывали на пальму, чтоб спустя какое-то время снова крикнуть «Снéга!»

    Единственным тёмным пятном была детская площадка. На ней было всего два мальчика, но зато повышенной клейкости – куда бы мы не пошли, они шли за нами. Если Коля хотел покататься на качелях, мальчик немедленно вспрыгивал на те же качели, если карусель, то они вертелись с нами. При этом непрерывно спрашивали меня — как его зовут? Мусульманин ли он? А его папа мусульманин? Утомившись от назойливости, мы решили уйти. Что вы думаете? Мальчик побежал за нами с криками «Мани, мани» дала ему гинею, а он мне говорит – «А моему брату?» Ну, тут уж пришлось на него прикрикнуть.

    Тем не менее, проведённым временем мы остались довольны. Мы прошли в розарий, где не было никого, кроме нас и беленькой птички, которая стояла так неподвижно, что я думала, это скульптура. Сегодня птичка стояла на том же месте, что и вчера. Время от времени она наклонялась и пила воду, а потом опять застывала. Неподалёку от ботанического сада вдоль улицы растут большие деревья. Когда вечером проезжаешь мимо, кажется, что деревья усеяны какими-то фантастическими огромными белыми яблоками. На самом деле – это колония птиц, ибисов, которые ночуют на этих деревьях.

   В розарии просто прекрасно. Розы, конечно, цветут не все – всё-таки декабрь, но – здесь тихо, безлюдно, спокойно, зелено – просто рай. Сегодня в этом раю нас ждал не то, чтобы карающий ангел с огненным мечом, но, за неимением, старик с палкой в грязной галабии. Он сказал нам магические слова  – здесь находиться запрещено! Я спросила, зачем же тут стоят скамейки, но он твердил своё, и пришлось нам уйти.

   В поисках уединения мы прошли весь сад. Но везде были или влюблённые парочки в огромном количестве, ничуть не смущавшиеся присутствием друг друга и очень оживлявшиеся от нашего присутствия, или шумные и грязные детишки, которые тоже пытались с Колей пообщаться. В конце концов я вспомнила философскую фразу – за всё надо платить, и применила её в жизни – попросту говоря, пошла в кафе. В кафе было абсолютно безлюдно, и за небольшую сумму денег мы прекрасно посидели в максимально возможной в Каире тишине.

Купила ребёнку малюсенький кактус, который он сам выбрал. Он посмотрел на горшок, в котором зеленел кактусёнок размером с мой мизинец, и счастливо вздохнул: «Наконец-то мы купили кактус!» Я и не подозревала, что ему так нравятся кактусы, сама я к ним равнодушна. А потом он присмотрелся к кактусу поближе и спросил: «Их из ёжиков делают, что ли?»

Profile

iraizkaira: (Default)
iraizkaira

January 2017

S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 21st, 2017 09:19 pm
Powered by Dreamwidth Studios